Статьи

Все большее количество людей желает продолжить свое обучение или получить работу за границей. Чтобы это сделать, необходимо подтвердить имеющийся диплом, а конкретнее– получить апостиль на диплом. Только так можно легализовать данный документ и придать ему юридическую силу. Стоит отметить, что апостиль проставляется на дипломы в случае, если они будут использоваться в странах-участницах Гаагской конвенции. В остальных случаях проводится легализация документов.

Как и кто ставит апостиль?

Полученный апостиль свидетельствует о:

  • факте получения документов об образовании;
  • подлинности подписи и печати на дипломе;
  • соответствии формы диплома государственным требованиям;
  • наличии на документе необходимых реквизитов.

Проставление апостиля на диплом имеет свои особенности. Чтобы это сделать, нужно оформить сопроводительное письмо из ВУЗа, в котором подтверждается факт получения образования человеком. Документ подписывается ректором (с расшифровкой подписи). В целом, такая процедура состоит из следующих этапов:

  1. Анализ полученных от заявителя документов.
  2. Проверка данных об образовании заявителя в федеральном реестре.
  3. Составление запроса в ВУЗ, который выдал диплом.
  4. Освидетельствование подлинности документа.
  5. Оформление апостиля.
  6. Выдача оформленных документов заявителю.

При легализации диплома необходимо обращать внимание на требования принимающей стороны. К примеру, итальянское консульство в России требует, чтобы апостиль проставлялся на оригинальных документах, а не нотариально заверенных копиях. Обязательным также является перевод диплом и дополнения к нему на итальянский язык. Кроме того, некоторые страны требуют двойной апостиль. Он ставится на оригинал диплома или его заверенную нотариусом копию, а также на перевод.

Сроки проставления апостиля могут быть совершенно разными. К примеру, для заверенной нотариусом копии диплома или его перевода необходимо от 5 дней. Если же требуется апостиль на оригинальные документы, то срок увеличивается до 55 дней и больше.

Проставить апостиль можно как на диплом о высшем образовании, так и на общем, среднем, специальном, профессиональном, документах о повышении квалификации, дополнительном образовании. Поэтому все люди, которые желают продолжить свою деятельность заграницей, должны выполнить процедуру легализации документов.

Для продолжения образования в странах СНГ, получение апостиля не требуется. Но в апостиле нуждаются заграничные дипломы, которые планируется использовать в России.

Для того чтобы проставить апостиль на диплом, необходимо предоставить следующий пакет документов:

  • Оригинал диплома и дополнения к нему (при необходимости).
  • Заверенную нотариусом копию паспорта заявителя.
  • Доверенность на сотрудников, которые проводят данную процедуру.

Источник материала компания http://www.primavista.ru/

На правах рекламы

В Государственной Думе находится законопроект № 750443-6 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовной ответственности юридических лиц». Рассмотрим его основные положения и определим, насколько введение такой ответственности необходимо.

Содержание проекта

Законопроект предусматривает привлечение к уголовной ответственности юридических лиц за ряд преступлений, в том числе против свободы, чести и достоинства личности, в сфере экономической деятельности, против общественной безопасности и общественного порядка, против здоровья населения и общественной нравственности, против безопасности движения и эксплуатации транспорта, против государственной власти, интересов государственной службы, против правосудия, против мира и безопасности человечества.

Авторы законопроекта вносят ряд новелл в Общую часть УК РФ. Так, предполагается закрепить понятие вины юридического лица в ст. 96.3 УК РФ: юридическое лицо признается виновным в преступлении в случаях:

- виновного (умышленно или по неосторожности) совершения наказуемого деяния от имени юридического лица лицом, уполномоченным совершать такие действия (бездействие) на основании правового акта, устава, договора или доверенности;

- совершения такого деяния заведомо в интересах юридического лица лицом, занимающим должность в его органах управления или контроля;

- совершения деяния заведомо в интересах юридического лица лицом, имеющим право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом определять его действия или решения в силу прямого или косвенного участия в уставном капитале этого юридического лица, правовых актах или договорах;

- умышленного совершения деяния иными лицами по указанию, с ведома либо одобрения лиц, указанных в пунктах «а», «б» и «в», действовавших заведомо в интересах юридического лица.

Как видим, по аналогии с физическими лицами (ст. 24 УК РФ) разработчики законопроекта предлагают для юридических лиц две формы вины: умысел и неосторожность, закрепленные в ст. 24 УК РФ для физических лиц. При этом не дается определения понятий «умысел» и «неосторожность», применимых к юридическому лицу.

Авторами законопроекта предлагаются следующие виды наказаний юридическим лицам: предупреждение; штраф; лишение лицензии, квоты, преференций или льгот; лишение права заниматься определенным видом деятельности; запрет на осуществление деятельности на территории Российской Федерации; принудительная ликвидация (ст. 96.8 проекта).

Влияние на систему уголовного права

Введение в уголовное право России института уголовной ответственности юридических лиц потребует пересмотра всего теоретического фундамента отрасли.

Особенно это отразится на сложившихся учениях о вине и виновности и о наказании. Согласно ст. 19 действующей редакции УК РФ к уголовной ответственности может привлекаться вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности.

К основополагающим принципам российского уголовного права относится принцип вины, который означает субъективное вменение (юридически значимыми и способными повлечь применение мер ответственности являются лишь те обстоятельства деяния, которые осознавались лицом, совершившим деяние) и личный характер уголовной ответственности (каждое лицо несет ответственность только за то деяние, которое само совершило). Под виной и виновностью в уголовном праве понимается психическое отношение лица к своему противоправному поведению.

Юридическое лицо всегда действует посредством одного или нескольких физических лиц, которые в качестве физических лиц могут стать субъектами уголовного права, действуя умышленно или по неосторожности. Поскольку законопроект не предусматривает определения понятий «умысел» и «неосторожность», придется оперировать понятиями, закрепленными в ст. 25 и 26 УК РФ.

Однако закрепленные в ст. 25 и 26 УК РФ понятия умысла и неосторожности применимы только к физическому лицу, которое может по-разному относиться к совершенному деянию и наступившим последствиям, например осознавать общественную опасность своих деяний, предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления (прямой умысел) или не предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий своих деяний, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности это лицо должно было и могло предвидеть эти последствия (небрежность).

Также законопроект входит в еще один догматический конфликт со сложившимся в российском праве понятием «наказание». Наказание в уголовном праве России носит индивидуальный характер. Целями применения наказания являются восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений (ст. 43 УК РФ).

Но и индивидуальная, и общая превенции невозможны, поскольку юридическое лицо действует через своих представителей. Превенция уголовного права была и остается действительной, если за преступления будет отвечать каждый индивидуум. Ведь именно он в состоянии понять и осознать виновность своих действий. Юридическое лицо лишено такой возможности.

Предложенные авторами законопроекта наказания, применяемые к юридическим лицам, уже предусмотрены в Кодексе об административных правонарушениях РФ. Введение уголовной ответственности юридических лиц не повлечет за собой введения в правовой оборот новых видов наказания, характерных только для совершения уголовных правонарушений.

Зарубежный опыт

Действительно, уголовная ответственность юридических лиц – институт, пришедший из англо-саксонской системы права, привлекает внимание юристов разных стран в первую очередь в связи с экологическими и хозяйственными преступлениями. Однако привлечение к ответственности юридических лиц или лиц, осуществляющих управление юридическими лицами, возможно и традиционными путями.

Так, немецкие юристы подчеркивают, что, несмотря на то что юридические лица могут быть носителями прав и обязанностей, они могут участвовать в правообороте только посредством физических лиц, являющихся их органами управления1. В уголовном праве Германии также нет института уголовной ответственности юридических лиц, но на основании § 14 УК ФРГ существует возможность привлечения к уголовной ответственности органов управления юридического лица как физических лиц, действующих от имени и в интересах юридического лица.

В соответствии с § 14 УК ФРГ органы или законные представители действуют уголовно наказуемо, если они нарушают законодательно установленные обязанности юридического лица, например, в трудовых правоотношениях. Принцип вины в данном случае, также как и в российском уголовном праве, основан на индивидуальной ответственности физических лиц.

Административно-правовые санкции за противоправные действия юридических лиц предусмотрены рядом нормативных актов. Штрафы, согласно § 30, 130 Закона ФРГ об административных правонарушениях, могут достигать 10 млн евро.

В настоящий момент в дискуссиях о необходимости введения уголовной ответственности юридических лиц в Германии можно выделить три основных мнения.

Необходимость введения уголовной ответственности юридических лиц. Сторонники этой позиции обосновывают свою точку зрения отсутствием у администра-тивных органов обязанности начать административное производство по факту любого нарушения законодательства юридическим лицом. Согласно закону об административных правонарушениях административные органы сами принимают решение о необходимости возбуждения административного производства в зависимости от тяжести нарушения законодательства. В случае введения уголовной ответственности юридических лиц преследоваться будет любое нарушение законодательства юридическим лицом2.

Внутри представителей этой точки зрения выделяется мнение Министерства юстиции Земли Северной Рейн-Вестфалии. Оно предлагает применять к юридическим лицам нормы уголовного права, когда сотрудники юридического лица нарушили уголовно-правовые запреты, а руководство юридического лица умышленно или по неосторожности допустило это нарушение3.

Необходимость модифицировать Закон об административных правонарушениях, конкретизировать его нормы, в первую очередь § 30 «Денежные штрафы юридических лиц и объединений лиц», § 130 «Нарушения обязанности контроля и наблюдения на предприятиях»4.

Отсутствие необходимости изменений в существующей системе ответственности юридических лиц5. Так же, как и авторы статьи, немецкие юристы указывают на то, что юридическое лицо не в состоянии понять и осознать виновность действий, а также уголовно-правовые последствия деяния6.

Противники уголовной ответственности юридических лиц указывают также на негативный опыт применения таких норм в США. Там предприятие, компания зачастую лишены возможности эффективной правовой защиты от необоснованных претензий госорганов ввиду большой стоимости процессов7. Предприятия вынуждены идти на сделку с госорганом и заключать мировое соглашение, предусматривающее уплату значительного штрафа. Некоторым предприятиям немецкого среднего бизнеса вообще пришлось покинуть американский рынок.

В Швейцарии – другой стране романо-германского права – уже есть опыт привлечения юридических лиц к уголовной ответственности. Там уголовная ответственность юридических лиц была введена в 2003 году. Основные аргументы против такой новеллы базировались на невозможности нести юридическим лицом бремя уголовной ответственности по причине отсутствия у него воли, совести, отношения к совершаемому деянию. Тем не менее чаша весов склонилась в сторону сторонников уголовной ответственности юридических лиц. Максимальный штраф для юридического лица в рамках уголовной ответственности составляет 5 млн швейцарских франков.

Юридическое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности в двух случаях: а) если на предприятии в рамках предпринимательской или иной уставной деятельности данного юридического лица совершено уголовно-наказуемое деяние, но установить конкретного исполнителя – физическое лицо не представляется возможным; б) в некоторых особо важных деликтах юридическое лицо несет субсидиар-ную уголовную ответственность в случае, если возможно установить исполнителя внутри предприятия. К таким деликтам относятся, например, участие в криминальных организациях, отмы-вании денег, дача взяток должностным лицам, финансирование терроризма (ст. 102 УК Швейцарии)8.

На наш взгляд, решение швейцарских юристов весьма спорно, так как в случае сложностей в процессе установления виновных физических лиц подменяется индивидуальная ответственность конкретного физического лица (группы лиц) за совершение общественного опасного деяния ответственностью юридического лица. Такая система дает возможность физическим лицам, совершившим данное противоправное деяние, уйти от ответственности и продолжить свою противоправную деятельность (например, в рамках другого юридического лица).

Выводы

Как альтернативу введению уголовной ответственности для юридических лиц, которая сложно имплементируется в стройную и хорошо разработанную теорию уголовного права России о субъективной стороне деяния, можно предложить следующие мероприятия:

– неукоснительное соблюдение и исполнение законодательства об административных правонарушениях. Те виды санкций, которые предусматривают авторы проекта, уже существуют в рамках системы административного права. Что, на наш взгляд, отсутствует, так это неотвратимость наказания в рамках административного права. Хотя на этом поле уже сделаны достаточные шаги;

– разработку института уголовной ответственности физических лиц, действующих в качестве органов управления юридического лица от его имени и в его интересах, исходя из ст. 53 ГК РФ;

– расширение гражданско-правовой ответственности лиц, входящих в органы управления.

1 Шмукер Т. Уголовная ответственность органов и представителей. ЦЮС 2011 (Schmuker T. Die strafrechtliche Organ- und Vertreterhaftung // ZJS 2011).

2 Лайпольд, Клаус, Уголовная ответственность предприятий – политическая необходимость? ЦРП 2013 (Leipold K. Unternehmensstrafrecht – Eine rechtspolitische Notwendigkeit? // ZPR 2013).

3 Грютцнер, Т., Уголовная ответственность предприятий против административного правонарушения ККЦ. 2015. (Grützner T. Unternehmemsstrafrecht vs. Ordnungswidrigkeit // CCZ 2015).

4 Зюсе, С., Пюшель, К. Дискуссия о введении уголовной ответственности предприятий в Германии – Законодательное предложение федерального союза юристов предприятий Служба новостей комплаенс 2014 (Süße S., Püschel C. Die Diskussion um die Einführung eines Unternehmensstrafrechts in Deutschland – Gesetzgebungsvorschlag des Bundesverbandes der Unternehmensjuristen // Newsdienst Compliance 2014).

5 Грютцнер, Т., Уголовная ответственность предприятий против административного правонарушения ККЦ. 2015. (Grützner T. Unternehmemsstrafrecht vs. Ordnungswidrigkeit // CCZ 2015).

6 Лайпольд, Клаус, Уголовная ответственность предприятий – политическая необходимость? ЦРП 2013 (Leipold K. Unternehmensstrafrecht – Eine rechtspolitische Notwendigkeit? // ZPR 2013).

7 Лайпольд, Клаус, Уголовная ответственность предприятий – политическая необходимость? ЦРП. 2013. (Leipold K. Unternehmensstrafrecht – Eine rechtspolitische Notwendigkeit? // ZPR 2013).

8 Шелленберг Виттмер Адвокаты Ньюслеттер. Ноябрь 2003. www.swlegal.ch (Schellenberg Wittmer Rechtsanwälte // Newsletter – November 2003. - www.swlegal.ch).

Алексей Сапожников,

адвокат ФРГ, ООО «Рёдль и Партнёры», г. Москва

Вера Гиряева,

Dr. phil. Universität Bonn, юрист, ООО «Рёдль и Партнёры», 
г. Москва

В последнее время получили распространение случаи произвольного пересмотра схем размещения НТО, невключения в схемы размещения или исключения из них уже функционирующих объектов, что приводит к административному сокращению и даже прекращению бизнеса рядом хозяйствующих субъектов. Что делать владельцу НТО?

Нестационарный торговый объект

Понятие нестационарного торгового объекта раскрыто в подп. 6 ст. 2 Федерального закона от 28.12.2009 № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской федерации» и п. 16 Национального стандарта РФ «Торговля. Термины и определения», утв. Приказом Росстандарта от 28.08.2013 № 582-ст.

Нестационарный торговый объект (НТО) представляет собой временное сооружение или временную конструкцию, не связанные прочно с земельным участком вне зависимости от наличия или отсутствия подключения (технологического присоединения) к сетям инженерно-технического обеспечения, в том числе передвижное сооружение.

Правила включения НТО, расположенных на земельных участках, в зданиях, строениях и сооружениях, находящихся в государственной собственности, в схему размещения нестационарных торговых объектов утверждены Постановлением Правительства РФ от 29.09.2010 № 772.

На основании п. 2 вышеуказанных Правил включение объектов в схему размещения осуществляет орган местного самоуправления по согласованию с органом исполнительной власти РФ или субъекта Федерации, осуществляющим полномочия собственника имущества.

В связи с многочисленными обращениями предпринимательских объединений, юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность в сфере нестационарной (мелкорозничной) торговли, Министерство промышленности и торговли РФ подготовило Информационное письмо от 27.01.2014 № ЕВ-820/08.

Минпромторг России считает целесообразным при формировании и изменении схем размещения нестационарных торговых объектов не допускать сокращения количества законно функционирующих объектов, увеличивать количество объектов продаж социально значимых товаров, обеспечивать стабильность прав хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность.

Однако рекомендации рекомендациями, а судебная практика пестрит примерами, когда суды отказывают в удовлетворении требований о признании недействительным отказа органа местного самоуправления включить объект в схему размещения нестационарных торговых объектов (постановления ФАС ВВО от 19.03.2014 по делу № А28-8163/2013, ФАС ВСО от 27.03.2014 по делу № А33-7495/2013, ФАС УО от 24.07.2014 № Ф09-3483/14, АС СЗО от 30.10.2014 по делу № А42-816/2014, ФАС МО от 24.07.2013 по делу № А40-41105/12-84-402 и пр.).

Мотивы отказа обосновываются тем, что истечение срока размещения временного сооружения повлекло за собой и прекращение права общества на размещение временных сооружений; основания для включения места размещения объектов в схему отсутствуют; земельный участок для расположения павильона не предоставлялся.

Договор-ловушка

Порядок размещения НТО на земельных участках федеральным законодательством не установлен.

Недостаточность правового регулирования нестационарной торговли на федеральном уровне позволяет субъектам Федерации принимать нормативные акты, устанавливающие условия и порядок размещения построек, являющихся движимыми вещами.

Например, Постановлением Правительства Москвы от 03.02.2011 № 26-ПП утвержден Порядок организации аукциона на право заключения договора на размещение НТО и заключения договора на его размещение.

По мнению предпринимателей, Постановление № 26-ПП, обязав их участвовать в аукционах, вводит ограничение для занятия торговой деятельностью с использованием нестационарных торговых объектов. Однако и возможность заключения договора на размещение НТО без аукциона также не гарантирует предпринимателям защиты их прав.

Практика исполнения Постановления № 26-ПП складывается таким образом, что фактически переоформляются земельно-правовые отношения.

По окончании срока договора аренды земельного участка собственник павильона торговли или общественного питания в месте, установленном схемой размещения НТО, имеет право оформить договор на размещение НТО.

Договор на размещение нестационарного торгового объекта не регулируется положениями ни ГК РФ, ни ЗК РФ.

Постановлением № 26-ПП не предусмотрена пролонгация договора на размещение НТО или оформление нового договора.

Подписав договор на размещение НТО, предприниматель соглашается с его условиями, согласно которым при прекращении договора он обеспечивает демонтаж и вывоз объекта с места его размещения.

Снос возможен без суда

В рамках компетенции субъекта Федерации Правительство Москвы Постановлением от 02.11.2012 № 614-ПП утвердило Положение о взаимодействии органов исполнительной власти при организации работы по освобождению земельных участков от незаконно размещенных на них объектов, не являющихся объектами капитального строительства.

Согласно п. 3.2 Приложения 1 к Постановлению № 614-ПП документами, подтверждающими законность размещения некапитальных объектов, являются:

– действующий договор на размещение нестационарного объекта или объекта, не являющегося объектом капитального строительства;

– действующий договор аренды или безвозмездного пользования, свидетельство о праве постоянного (бессрочного пользования) земельным участком для размещения некапитального объекта.

В случае отсутствия указанных документов согласно п. 2.1 вышеупомянутого Постановления № 614-ПП префектура административного округа обеспечивает освобождение земельных участков от незаконно размещенных объектов.

Рассмотрение вопросов об освобождении земельных участков от размещенных на них объектов, не являющихся объектами капитального строительства, осуществляется постоянно действующими окружными комиссиями по пресечению самовольного строительства.

По результатам рассмотрения окружная комиссия принимает решение:

– о демонтаже и (или) перемещении незаконно размещенных объектов;

– направлении в суд искового заявления об освобождении земельного участка от незаконно размещенных на нем объектов в случае, если незаконно размещенные на земельном участке объекты были зарегистрированы как объекты недвижимого имущества и у правообладателя имеются свидетельства о государственной регистрации прав собственности.

Несмотря на то что в силу ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, демонтаж нестационарного объекта в административном порядке осуществляется, более того, поддерживается, судебной властью.

В ряде судебных актов арбитры приходят к выводу, что органы, осуществляющие публичные полномочия, действовали в рамках предоставленных Правительством Москвы полномочий и во исполнение обязательных для них нормативных актов (постановления ФАС МО от 21.05.2014 № Ф05-10243/13, от 20.06.2014 № Ф05-5114/2014, Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.11.2014 № 09АП-36864/2014).

Постановлением ФАС МО по делу № А40-171632/12-139-1672 отменены Решение Арбитражного суда г. Москвы и Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, дело направлено на новое рассмотрение. Кассационная инстанция указала на то, что при рассмотрении суду необходимо дать оценку действиям госоргана по изъятию имущества на предмет соответствия законодательству.

При повторном рассмотрении дела суд отказал заявителю в удовлетворении требований о признании незаконными действий префектуры, выразившихся в прекращении эксплуатации и вывозе объектов торговли. Суд исходил из того, что схемой размещения НТО на территории ВАО размещение торгового объекта заявителя не предусмотрено. Префектура письменно уведомила заявителя, что нестационарные объекты без договора на размещение НТО подлежат демонтажу в Порядке, утвержденном Постановлением Правительства Москвы № 614-ПП. Руководствуясь нормами данного Постановления, окружная комиссия приняла решение о поручении управе района прекратить деятельность торговых помещений и вывезти объект. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.03.2014 № 09АП-1888/2014 Решение арбитражного суда оставлено без изменения.

Обжалование решений окружной комиссии по пресечению самовольного строительства, как правило, также не приводит к положительному результату.

Например, в Решении Арбитражного суда г. Москвы от 17.12.2013 по делу № А40-127178/2013 указывается, что само по себе решение окружной комиссии не влечет негативных последствий для общества, поскольку не содержит каких-либо распорядительных, обязательных для заявителя указаний, не возлагает на него никаких обязанностей и не препятствует осуществлению предпринимательской и иной экономической деятельности. Оспариваемая часть решения комиссии состоит лишь из указаний органам муниципальной власти г. Москвы.

Не лучшим образом дела обстоят и в других регионах России.

Снос (демонтаж) производится, как правило, в случаях, когда объекты возводятся на земельных участках, предоставленных в аренду для эксплуатации временного торгового павильона без права возводить на земельном участке объекты капитального строительства (постановления ФАС ДО от 24.04.2014 № Ф03-1494/2014, ФАС ВСО от 27.03.2014 по делу № А69-1025/2013, ФАС ЗСО от 20.06.2014 по делу № А67-5865/2013, ФАС ВВО от 02.11.2012 № А43-32887/2011).

Регистрация не спасет

В силу действующего законодательства право собственности на торговый объект регистрируется только в случае, когда объект относится к недвижимому имуществу.

Торговый павильон, состоящий из быстровозводимых конструкций, не соответствует установленным правовыми актами критериям объекта недвижимости, поэтому основания для государственной регистрации его в качестве такового отсутствуют.

Иногда предпринимателям удается зарегистрировать право собственности на нестационарные торговые объекты. Однако такая регистрация может быть оспорена в судебном порядке и отменена.

Так, Министерство по управлению гос-имуществом Волгоградской области обратилось в арбитражный суд с иском о признании отсутствующим права собственности на торговый павильон. Решением суда от 02.12.2013, оставленным без изменения Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.03.2014, исковые требования удовлетворены.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 26.08.2014 по делу № А12-19707/2013 принятые судебные акты оставлены без изменения по следующим причинам.

Согласно ст. 130 ГК РФ к недвижимым вещам относятся земельные участки и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно.

В соответствии со ст. 1 Закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» недвижимым имуществом, право на которое подлежит государственной регистрации, являются те объекты, которые связаны с землей.

Таким образом, главным отличительным признаком объектов недвижимого имущества, государственная регистрация прав на которые признана обязательной, является неразрывная связь с землей и невозможность перемещения объектов без нанесения несоразмерного ущерба их назначению.

Согласно позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 04.09.2012 № 3809/12, сам по себе факт регистрации объекта как недвижимого имущества в отрыве от его физических характеристик в ЕГРП не означает, что объект является недвижимой вещью и не является препятствием для предъявления иска о признании права на объект отсутствующим.

Оценив представленные доказательства, суды пришли к выводу о том, что павильон сооружен из разборных конструкций и может быть перемещен с земельного участка без несоразмерного ущерба, прочная связь павильона с землей отсутствует, он относится к объектам движимого имущества, право собственности на которые не подлежит государственной регистрации.

Ссылку заявителя на наличие у объекта кадастрового паспорта в подтверждение правильности отнесения павильона к недвижимому имуществу судебная коллегия не приняла во внимание, поскольку отнесение того или иного имущества к движимому или недвижимому в данном случае является правовой оценкой и относится к прерогативе суда.

Собственник по факту

Предприниматели зачастую совершают сделки в отношении торговых объектов, то есть продают их, сдают в аренду и пр. При этом юридически такие договоры нигде не регистрируются. Естественно, возникают вопросы: как владелец павильона докажет принадлежность данного объекта именно ему, не возникает ли риск повторной продажи объекта третьему лицу?

В таких случаях потенциальному владельцу нестационарного объекта остается только тщательно проверить все имеющиеся документы: договор аренды земельного участка или договор на размещение торгового павильона, договоры на электро- и водоснабжение, изготовление (приобретение) конструкций объекта, документы технической инвентаризации и пр.

Как видим, правовая база в сфере организации деятельности нестационарных торговых объектов довольно несовершенна, что нередко приводит к нарушению прав предпринимателей.

В связи с недостаточностью правовой регламентации на федеральном уровне статуса нестационарных торговых объектов и их размещения возникает необходимость срочного внесения изменений в российское законодательство.

Елена Семенова, юрист, г. Москва

В последнее время большинство россиян предпочитают выезжать на отдых за границу. Но для некоторых такой отдых так и остается мечтой, если один из родителей возражает против выезда ребенка за пределы России. Оставляя за рамками данной статьи моральную составляющую поведения таких родителей, мы хотели бы заострить внимание на правовом регулировании данного вопроса.

Как выразить несогласие

Согласно ст. 20 Федерального закона от 15.08.1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» несовершеннолетний гражданин РФ, как правило, выезжает из своей страны совместно хотя бы с одним из родителей, усыновителей, опекунов или по-печителей.

В случае если один из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей заявит о своем несогласии на выезд из РФ несовершеннолетнего гражданина РФ, вопрос о возможности его выезда из страны согласно ст. 21 Закона № 114-ФЗ разрешается в судебном порядке.

Постановлением Правительства РФ от 12.05.2003 № 273
(в ред. Постановления Правительства РФ от 28.03.2008 № 220) утверждены Правила подачи заявления о несогласии на выезд из РФ несовершеннолетнего гражданина РФ (далее – Правила).

Указанные Правила устанавливают следующий порядок подачи заявления:

– заявление подается лично одним из родителей, усыновителем, опекуном или попечителем несовершеннолетнего гражданина РФ в территориальный орган Федеральной миграционной службы по месту жительства (пребывания), либо в орган пограничного контроля, либо в дипломатическое представительство (консульское учреждение) РФ в случае, если заявитель постоянно проживает за пределами РФ;

– заявление пишется разборчиво от руки или с использованием технических средств (пишущей машинки, компьютера) на русском языке;

– в заявлении указываются фамилия, имя, отчество, пол, дата и место рождения, место жительства и гражданство заявителя и несовершеннолетнего гражданина РФ;

– одновременно с заявлением необходимо представить документ, удостоверяющий личность заявителя, и нотариально заверенные копии документов, подтверждающих родительские права в отношении несовершеннолетнего гражданина РФ или факт установления усыновления (удочерения), опекунства либо попечительства в отношении указанного гражданина.

В Правилах имеется пункт о том, что порядок рассмотрения заявлений, принятия по ним решений, а также ведения централизованного учета заявлений определяется Федеральной миграционной службой по согласованию с Министерством внутренних дел России, Министерством иностранных дел России и Федеральной службой безопасности России.

Однако в настоящее время каких-либо конкретизирующих документов о порядке рассмотрения заявлений не принято.

Простор
для злоупотреблений

Отметим, что Правила нарушают принцип свободы передвижения, гарантированный ч. 2 ст. 27 Конституции РФ. В соответствии со ст. 2 Протокола № 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый свободен покидать любую страну, включая свою собственную. Пользование этими правами не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.

Однако выезд ребенка за границу для отдыха, оздоровления или учебы никак не может угрожать национальной безопасности, общественному спокойствию или нарушать общественный порядок.

Кроме того, Правила нарушают принцип равенства прав родителей.

Согласно ч. 1 ст. 61 Семейного кодекса РФ родители имеют равные права.

В соответствии со ст. 21 Закона № 114-ФЗ, в случае если один из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей заявит о своем несогласии на выезд из РФ несовершеннолетнего гражданина РФ, вопрос о возможности его выезда из РФ разрешается в судебном порядке.

При этом вопрос о запрете выезда несовершеннолетнего из РФ решается во внесудебном порядке.

Таким образом, родительские права родителя, желающего выехать с ребенком за границу и не имеющего возможности это сделать по причине подачи заявления вторым родителем, оказываются ограниченными.

Вместе с тем согласно ч. 4 ст. 73 СК РФ вопросы ограничения родительских прав должны решаться в судебном порядке с участием прокурора и органов опеки и попечительства.

При таком положении дел родители оказываются не защищенными от злоупотребления прав со стороны друг друга.

Пробелы
в регулировании

Правила кое-что упускают из виду. В частности, они не регулируют извещение второго родителя о подаче заявления одним из родителей о несогласии на выезд ребенка за пределы РФ и принятии решения о запрете выезда ребенка за границу; сроки рассмотрения заявления и др.

И что самое главное, они нарушают права ребенка, ведь согласно ст. 65 СК РФ родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей.

Таким образом, более четкое регулирование вопроса о запрете выезда несовершеннолетнего является актуальным и действующее законодательство в этом отношении нуждается в доработке.

Мы полагаем, что вопрос о запрете выезда несовершеннолетнего за пределы РФ должен решаться с соблюдением следующих условий:

– в судебном, а не заявительном порядке;

– в сокращенные сроки судопроизводства (например, в российских судах имеется положительный опыт рассмотрения дел, связанных с защитой избирательных прав в сокращенные сроки);

– с обязательным заслушиванием мнений обоих родителей, прокурора, органов опеки и попечительства.

Согласно ст. 251 ГПК РФ гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, законами и другими нормативными правовыми актами, вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в отдельной его части.

В настоящее время мы направили заявление в ВС РФ с требованием о признании Постановления Правительства РФ № 273, а также Правил подачи заявления о несогласии на выезд из РФ несовершеннолетнего гражданина РФ противоречащими закону, нарушающими права и интересы несовершеннолетних граждан РФ и их законных представителей – родителей.

Посмотрим, как будет развиваться ситуация и что скажет ВС РФ относительно законности установленного порядка ограничения выезда несовершеннолетнего за пределы РФ.

 

Ольга Огиевская, юрист, г. Москва

Замена аттестации рабочих мест специальной оценкой условий труда (Федеральный закон от 28.12.2013 № 426-ФЗ) сыграла роль камушка, стронувшего лавину. Ведь во исполнение Федерального закона № 426-ФЗ законодателю пришлось вносить изменения во множество нормативных актов, напрямую касающихся взаимоотношений работников и работодателей. И если для первых новеллы несут расширение трудовых прав и социальных гарантий, то для вторых – расширяют зоны и меры ответственности, накладывают дополнительные обязанности.

О главном в условиях труда

Федеральный закон «О специальной оценке условий труда» от 28.12.2013 № 426-ФЗ в дополнение к нормам ТК РФ регулирует отношения, возникающие в связи с проведением специальной оценки условий труда, а также с реализацией обязанности работодателя по обеспечению безопасности работников в процессе их трудовой деятельности и права работников на рабочие места, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

Аттестация рабочих мест упразднена, но взамен введена специальная оценка условий труда.

Как указано в ст. 3 Закона № 426-ФЗ, спецоценка условий труда является единым комплексом последовательно осуществляемых мероприятий по идентификации вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса, оценке уровня их воздействия на работника с учетом отклонения их фактических значений от установленных уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти нормативов (гигиенических нормативов) условий труда и применения средств индивидуальной и коллективной защиты работников.

По результатам проведения специальной оценки устанавливаются классы (подклассы) условий труда на рабочих местах.

Условия труда по степени вредности и (или) опасности подразделяются на четыре класса: оптимальные, допустимые, вредные и опасные условия труда.

Классификация условий труда приведена в ст. 14 Закона № 426-ФЗ.

Специальная оценка условий труда не проводится в отношении условий труда надомников, дистанционных работников и сотрудников, вступивших в трудовые отношения с работодателями – физическими лицами, не являющимися индивидуальными предпринимателями (п. 3. ст. 3 Закона № 426-ФЗ).

Согласно ч. 4 ст. 27 Закона № 426-ФЗ в случае, если до 1 января 2014 года была проведена аттестация рабочих мест по условиям труда, специальная оценка в отношении таких рабочих мест может не проводиться в течение пяти лет со дня завершения аттестации, за исключением возникновения обстоятельств, когда в силу закона должна проводиться внеплановая специальная оценка условий труда.

Работодатель до истечения срока действия имеющихся результатов аттестации рабочих мест по условиям труда вправе провести специальную оценку в порядке, установленном Законом № 426-ФЗ.

Спецоценка условий труда проводится работодателем совместно с организацией или организациями, которые должны отвечать требованиям ст. 19 Закона № 426-ФЗ и привлекаются работодателем на основании гражданско-правового договора.

Процедура осуществления спецоценки в основном такая же, как и аттестация рабочих мест по условиям труда. Но появился и новый этап – «Идентификация потенциально вредных и (или) опасных производственных факторов» (ст. 10 Закона № 426-ФЗ).

Идентификацию выполняет эксперт организации, проводящей оценку условий труда.

В отношении рабочих мест, на которых вредные и (или) опасные производственные факторы по результатам осуществления идентификации не выявлены, работодатель подает в территориальный орган федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на проведение федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, по месту своего нахождения декларацию соответствия условий труда государственным нормативным требованиям охраны труда. Такая декларация действительна в течение пяти лет (ст. 11 Закона № 426-ФЗ).

Термины заменили

Федеральный закон от 28.12.2013 № 421-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О специальной оценке условий труда» приводит российское законодательство в соответствие с положениями Закона № 426-ФЗ. Им внесены изменения в федеральные законы «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования», «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», Уголовный кодекс РФ, Кодекс РФ об административных правонарушениях, Трудовой кодекс РФ.

Остановимся на наиболее важных поправках в ТК РФ.

В ряд статей вводятся терминологические изменения. Например, слова «аттестация рабочих мест по условиям труда» заменены словами «специальная оценка условий труда», термин «тяжелые работы» исключен, работы с вредными, опасными и иными особыми условиями труда стали именоваться работами с вредными и (или) опасными условиями труда, взамен слова «компенсации» используются слова «гарантии и компенсации».

Основные права работника расширены за счет права на полную достоверную информацию об условиях труда и о требованиях охраны труда на рабочем месте, включая реализацию прав, предоставленных законодательством о специальной оценке условий труда (ст. 21 ТК РФ).

Новеллы
трудового договора

Новеллы коснулись и содержания трудового договора.

Обязательными для включения в трудовой договор стали условия о гарантиях и компенсациях за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, если работник принимается на работу в соответствующих условиях, с указанием характеристик условий труда на рабочем месте, а также условия труда на конкретном рабочем месте. К числу дополнительных условий трудового до-говора отнесена договоренность о дополнительном негосударственном пенсионном обеспечении работника (ст. 57 ТК РФ).

Согласно обновленной редакции ст. 92 ТК РФ для работников, условия труда на рабочих местах которых по результатам специальной оценки условий труда отнесены к вредным условиям труда 3-й или 4-й степени или опасным условиям труда, устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени, то есть не более 36 часов в неделю.

Продолжительность рабочего времени конкретного работника определяется трудовым до-говором в соответствии с отраслевым (межотраслевым) соглашением и коллективным договором с учетом результатов специальной оценки условий труда. На основании отраслевого (межотраслевого) соглашения и коллективного договора, а также письменного согласия работника, оформленного путем заключения отдельного соглашения к трудовому договору, продолжительность рабочего времени, указанная в абз. 5 ч. 1 ст. 92 ТК РФ, может быть увеличена, но не более чем до 40 часов в неделю с выплатой работнику отдельно устанавливаемой денежной компенсации в порядке, размерах и на условиях, которые установлены отраслевыми (меж-отраслевыми) соглашениями, коллективными договорами.

Кроме того, для работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, отраслевым (межотраслевым) соглашением, коллективным до-говором, дополнительным соглашением к трудовому договору может быть предусмотрено увеличение законодательно установленной максимально допустимой продолжительности ежедневной работы (смены) при условии соблюдения предельной еженедельной продолжительности рабочего времени при 36-часовой рабочей неделе – до 12 часов, при 30-часовой рабочей неделе и менее – до 8 часов ( ч. 3 ст. 94 ТК РФ).

При суммированном учете рабочего времени сотрудников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, учетный период не может превышать трех месяцев ( ч. 1 ст. 104 ТК РФ).

Правила для дополнительного отпуска

Статья 117 ТК РФ изложена в новой редакции, согласно которой ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск предоставляется работникам, условия труда на рабочих местах которых по результатам специальной оценки условий труда отнесены к вредным условиям труда 2, 3 или 4-й степени либо опасным условиям труда.

Минимальная продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, указанным в ч. 1 данной статьи, составляет 7 календарных дней.

Продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска конкретного работника устанавливается трудовым до-говором с учетом положений отраслевого (межотраслевого) соглашения, коллективного до-говора и результатов специальной оценки условий труда.

На основании отраслевого (меж-отраслевого) соглашения и коллективных договоров, а также письменного согласия работника, оформленного путем заключения отдельного соглашения к трудовому договору, часть ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, которая превышает минимальную продолжительность данного отпуска, может быть заменена отдельно устанавливаемой денежной компенсацией в порядке, в размерах и на условиях, которые установлены отраслевым (межотраслевым) соглашением и коллективными договорами.

Гарантии и компенсации

В разделе X «Охрана труда» не только унифицирована терминология, используемая в Законе № 426-ФЗ и ТК РФ, но и внесены поправки, согласующие поправки с другими статьями Кодекса.

Часть 12 ст. 209 ТК РФ об аттестации рабочих мест по условиям труда утратила силу.

Часть 8 этой же статьи актуализирована применительно к положениям Закона № 426-ФЗ и звучит она так: «Система управления охраной труда – комплекс взаимосвязанных и взаимодействующих между собой элементов, устанавливающих политику и цели в области охраны труда у конкретного работодателя и процедуры по достижению этих целей. Типовое положение о системе управления охраной труда утверждается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда, с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений».

В силу ст. 212 ТК РФ возросли обязанности работодателя по обеспечению безопасных условий труда, поскольку он должен обеспечить создание и функционирование системы управления охраной труда.

В статье 219 ТК РФ ч. 2 изложена в обновленной редакции, а именно: «Размеры, порядок и условия предоставления гарантий и компенсаций работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, устанавливаются в порядке, предусмотренном статьями 92, 117 и 147 настоящего Кодекса».

Нововведения затронули и главу 55 ТК РФ, которая дополнена ст. 351.3 «Некоторые особенности регулирования труда работников в сфере проведения специальной оценки условий труда». Второй частью данной нормы права определено, что порядок аттестации и особенности регулирования труда указанной категории работников устанавливаются законодательством о специальной оценке условий труда.

Кроме того, абзацем, дополнившим ч. 1 ст. 357 ТК РФ, установлено, что государственные инспекторы труда (правовые, по охране труда) при осуществлении надзорно-контрольной деятельности имеют право предъявлять организации, проводящей специальную оценку условий труда, обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений требований законодательства о специальной оценке условий труда.

Отредактирована и ст. 356 ТК РФ «Основные полномочия органов федеральной инспекции труда».

Попутно отметим, что ст. 9 Закона № 421-ФЗ определена зависимость размеров страховых взносов работодателей по дополнительным тарифам страховых взносов в Пенсионный фонд РФ на финансирование страховой части трудовой пенсии от установленных по результатам специальной оценки условий труда классов условий труда.

Что в планах?

Подготовленный к первому чтению в Госдуме проект федерального закона № 337978-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О специальной оценке условий труда», как сообщается в пояснительной записке к нему, представлял собой пакет законодательных инициатив, направленных на формирование и закрепление механизма экономического стимулирования работодателей к реализации мероприятий по улучшению условий и охраны труда на рабочих местах, основным инструментом которого будет проведение специальной оценки условий труда.

В текст законопроекта № 337978-6, подготовленного ко второму чтению, включены новации, касающиеся гражданско-правовых договоров и фактического допущения к работе.

По всей видимости, они появились после обсуждения депутатами проекта закона с Российской трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений.

Итак, в чем суть же новаций, не связанных со специальной оценкой условий труда?

Согласно дополнившей ст. 15 ТК РФ ч. 2 с 1 января 2014 года заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается.

К числу прочих оснований появления трудовых отношений отнесено и такое, как признание отношений, связанных с использованием личного труда и возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями (абз. 7 ч. 2 ст. 16 ТК РФ).

Если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии в порядке, установленном ТК РФ, другими федеральными законами, были признаны трудовыми отношениями, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права (ч. 4 ст. 11 ТК РФ).

В статьях 16, 61, 67 ТК РФ слова «его представителя» заменены словами «его уполномоченного на это представителя».

В связи с введением в ст. 16 ТК РФ ч. 4 фактическое допущение работника к работе без ведома или поручения работодателя либо его уполномоченного на это представителя запрещается.

Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, – не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом (ч. 2 ст. 67 ТК РФ).

ТК РФ дополнен ст. 67.1 «Последствия фактического допущения к работе не уполномоченным на это лицом» следующего содержания: «Если физическое лицо было фактически допущено к работе работником, не уполномоченным на это работодателем, и работодатель или его уполномоченный на это представитель отказывается признать отношения, возникшие между лицом, фактически допущенным к работе, и данным работодателем, трудовыми отношениями (заключить с лицом, фактически допущенным к работе, трудовой до-говор), работодатель, в интересах которого была выполнена работа, обязан оплатить такому физическому лицу фактически отработанное им время (выполненную работу).

Работник, осуществивший фактическое допущение к работе, не будучи уполномоченным на это работодателем, привлекается к ответственности, в том числе материальной, в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами».

В заключение обратим внимание на то, что п. 4 ст. 9 и ст. 11 Закона № 421-ФЗ вступают в силу с 1 января 2015 года.

 

Елена Семенова, юрист, г. Москва

эж-ЮРИСТ. Из глубины веков

XX век
XIX век
XVII век

Яндекс цитирования